Юлия Дмитриева

монтаж / загадочный / асфальтоукладчик / речитатив / морозный / обороноспособность

ВДОХНОВЕНИЕ

Работа сначала спорилась, потом перешла в напряженный галоп. Монтаж – дело увлекательное, если над душой никто не стоит. Однако сейчас у Ивана была задача скроить почти из ничего предновогодний сюжет программы «Время», и над душой как раз не просто стояли, а нервно подпрыгивали две немолодые дамы из редакции.

Вместо сюжета пока выходила какая-то фигня, не блещущая новогодним настроением: начинается все каноническим текстом почти речитативом про «намолотили в закрома», фоном – комбайны шеренгой в поле. Затем энергичные тетеньки в белых косынках с праздничными улыбками пристраивают доильные аппараты по месту их использования. Им в ответ генсек машет гвоздиками с мавзолея. Следом – асфальтоукладчик на новом отрезке кольцевой дороги улыбается в камеру одновременно и своей асфальтовой мордой, и двумя лицами из кабины… Какая-то ежегодная пурга и никому не нужная жвачка. Это очень злило Ивана, но еще досаднее было то, что совершенно не готов был ключевой фрагмент про «впечатляющую обороноспособность страны»…

Студийные феи продолжали суетливо нависать с дурацким вопросом «долго еще, Вань?», щедро накрывая досадующего и взмокшего от напряжения Ивана одуряющими волнами густого и сладкого Climat. Дико хотелось рявкнуть на них, накинуть куртку и рвануть на проходную, глотнуть свежего воздуха. А почему, собственно, нет? Надо прямо сейчас сбегать перекурить, а заодно нещадно выветрить из себя назойливый фиалковый сандаломускус. Походя буркнув что-то дамам, он взял аляску и спустился вниз.

Зимний вечер жахнул в лицо ледяной свежестью! Вдыхалось вольно и радостно, подмигивала огоньками в морозной синеве телевизионная башня, подавая Ивану загадочные сигналы.

Вдруг представилось, что не башня это вовсе, а новогодняя елка. Стройная, высокая – макушка ее растворяется в снежных облаках, а на ветках расселись белоснежные доярки и гармонисты в красных рубашках. И поют они новогоднюю песню про «пять минут». Меж доярок с видом рождественского поезда из забугорной рекламы, празднично попыхивая, весело носится колонна ярко-зеленых асфальтоукладчиков. Серебристые аппараты автоматического доения развешаны изысканными ярусами, будто гирлянды – это они переливаются белыми и красными огоньками. Под елкой с видом заправского Деда Мороза стоит гигантский генсек в белой шубе и венчике из гвоздик, а рядом сани, запряженные шестеркой комбайнов. Комбайны продолжают ретиво молотить пшеницу, при этом намолоченное зерно салютом вздымается вверх и осыпает елку праздничным золотистым конфети. Где-то у самой елочной макушки среди снежных клубов барражируют разноцветные обороноспособные дирижабли и то и дело осеняют новогоднее дерево порциями подвесных леденцов в виде затейливых бомбочек, ракет малой и средней дальности, БМП на палочках, сахарных сосулек и шишек.

Глаза Ивана заискрились в ответ красно-белым огонькам. Он торопливо сделал последнюю затяжку, потушил сигарету о край урны, энергично потер руки, хищно улыбнулся и понесся обратно в монтажную. Новогодний сюжет был готов.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now