Юлия Дмитриева

цифровизация / перспективы / раболепие / поршень / двигатель / попугайчик

МУЗЫКОЙ НАВЕЯЛО
(из цикла «Рассказы разведчика»)

Как я вспоминаю сейчас, жизнь нашего посольства в Каире была на редкость интересной, насыщенной не только в профессиональном и дружеском ключе, но и с точки зрения культуры и досуга. Говорю об этом без иронии, наоборот, с отчетливой ностальгией по тем временам. 50-70 годы собрали в стенах советского диппредствительства людей, масштаб личности которых трудно переоценить. Большая часть из них прошла войну, специальную и востоковедческую подготовку и имела за плечами воспитание, культурную школу и опыт не только советской дипломатии, но и опосредованно – дипломатии царской России.

Люди были одновременно и талантливыми, и очень свободными в творческих проявления – вы удивитесь, но не было тогда такого привычного сейчас идеологического или карьерного раболепия. Посольство наше славилось подготовкой разного рода художественных, музыкальных, самодеятельных мероприятий. А ваш покорный слуга в эту эпоху помимо «основной» работы формально отвечал, в том числе, за весь спектр культурных связей СССР и Египта. Разумеется, по долгу службы я являлся одним из «двигателей» всевозможных концертов, фестивалей и т.п. и подходил к своей работе, надо сказать, изобретательно и с юмором на грани фола. Таков был темперамент, что делать! Например, знаменитый кукольный «Необыкновенный концерт» с незабываемым конферансом Зиновия Гердта по моему приглашению побывал в Каире с гастролями в те годы неоднократно. Мы тогда с Зямой сдружились (и остались, кстати, друзьями до конца жизни) именно на почве юмора: мы переделали его конферанс под ближневосточную тематику настолько остро, что публика не просто смеялась, люди стонали от хохота.

Был среди посольских сотрудников и другой мой друг, для целей повествования назовем его Вадимом Кирпичевым. Он представлял в Египте «конкурирующую» организацию – ПГУ КГБ (теперь это Служба внешней разведки). Обычно ГРУ и КГБ – «сапоги» и «погоны», «дальние» и «ближние» «соседи» – не проявляли особой симпатии друг к другу, но в нашем случае было не так. Мы не только плотно сотрудничали, мы еще и крепко дружили. При этом наши «высокие отношения» не мешали подчас жестким взаимным шуткам и подколам.

Так вот однажды Вадим вместе с женами сотрудников должен был выступать на одном из концертов, как раз чуть ли не вместе с приглашенной труппой Образцова. Он жутко волновался, его самодеятельный хор не успевал спеться, а уровень имевшихся шуток и частушек, мягко говоря, страдал. В общем, перед Вадимом и его дамской подпевкой маячили перспективы быть закиданными помидорами, особенно на фоне «Необыкновенного концерта». Мало того: прямо накануне выступления у Вадима разыгрался радикулит. Спешно выписанный из французского госпиталя врач прописал ему новомодное и суперэффективное средство в форме… ректальных свечей в элегантной упаковке со специальным поршнем для правильной и мягкой доставки целительного средства по назначению. Надо сказать, для выходцев из СССР такой способ лечения радикулита был в новинку.

И вот, представьте, со всеми своими волнениями, болью, и диковинной обоймой микроторпед в руке измученный и похожий на взъерошенного попугайчика Вадим, приходит в мой кабинет и просит что-то экстренно придумать в качестве куплетов для хора. Я, конечно, под впечатлением от происходящего, уверяю его, что накидаю пару-тройку высокоинтеллектуальных частушек, а он пока что может подняться к шифровальщикам (тогда шифровали все вручную и долго – до всей этой цифровизации еще полвека было скакать).

…В посольстве многие считали меня неплохим рифмоплетом-энтузиастом. И в этот раз я честно старался. Для друга-то! Но, черт побери, интеллектуальные рифмы не шли, а в голове роились совершенно неуместные образы…

Вадим приковылял через час, остановился, оперевшись на дверной косяк, и устремил на меня полный страдания и надежды взгляд: «Ну?!». Я понял, что не отвертеться, вышел на середину кабинета, откашлялся и громким торжественным басом исполнил первую свою искрометную композицию:

Как Вадиму Кирпичу
В жопу вставили свечу – 
Ты гори-гори, свеча,
У Вадима Кирпича!...

Мой друг охнул и тихо осел в кожаное кресло. Захлопали двери соседних кабинетов, и с радостным предвкушающим гиканьем к нам заспешили коллеги…

_______
(Данное повествование претендует лишь на некоторую художественность и в еще меньшей степени – на историческую достоверность. Все совпадения случайны, а имена вымышлены. – прим. авт.
)

(Фото архивное)

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now