Андрей Демидов

деликтоспособность / существование / взаимодействие / предложение / основания / зодчество

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ 2.0

Шёл второй час беседы со службой поддержки. Проблему никак не удавалось поймать за хвост. Тем не менее, голос каждого оператора оставался подчёркнуто-дружелюбным: в самом начале беседы Арсению поступило предложение оценить качество обслуживания по окончании разговора, и вот теперь он не мог не думать о наигранной вежливости операторов-волейболистов, которые как мячик перебрасывали его из рук в руки.

Вечером предстоял джем в клубе, а он совершенно забыл все ноты, да что ноты — вообще всё! Смартфон на громкой связи лежал перед ним на столе. Пальцы беспомощно теребили начищенную до зеркального блеска трубу, оставляя на ней отпечатки. Он не мог вспомнить даже как правильно держать инструмент в руках...

— Попробуйте трижды мысленно произнести АЦИКМАНИОРА, каждый раз всё громче, это позволит восстановить предыдущую конфигурацию нейронных связей.

Арсений попробовал. Результатов это не принесло, кроме лёгкого головокружения, как от гипервентиляции лёгких, и онемения в губах. Последнее его немного успокоило: значит, ему не приснилось, что ещё вечером он виртуозно играл на трубе. Но уже утром недавно купленная и успешно инсталлированная нейропрограмма "Jazz Trumpet Pro 2.1" неожиданно дала сбой...

— Хорошо. Не кладите трубку. Сейчас наш специалист дистанционно подключится к вам и выполнит некоторые операции.

Арсений поёжился, но прибавил громкость на смартфоне.

— Здравствуйте, закройте глаза и внимательно слушайте мой голос. Архитектура программы достаточно сложна, поэтому важно, чтобы ваше внимание было всецело сконцентрировано на том, что вы слышите... Командная строка. "Зияур Рахман Дада в доказательство своей деликтоспособности нарочито нарочито всегда всегда всегда. Анастасия Петровна в Лондоне и Касабланке, но и ей не пристало. Третий был восьмым. Существование-основание-вспомоществование снова снова снова". Конец программы.

Пока этот нейролингвистический программный патч устанавливался в голове Арсения, образы теснились в его возбуждённом сознании. Вот бедолага Врубель на фоне лечебницы доктора Усольцева (стробоскопически сменявшийся косящим от армии Зенцовым на фоне второго корпуса Кащенко). Вот Анастасия Петровна (господи, кто это?!) Вот упомянутая оператором сложность архитектуры программы, изящным способом упакованная в словарную статью "зодчество нейролингвистической эпохи"... Вот... вот, наконец, круглые вытаращенные глаза Луи Армстронга, выдувающего какую-то непосильную ноту...

— Ага, я вижу на мониторе отклик вашей системы,— сказал оператор.— Попробуйте что-нибудь сыграть.

Арсений расправил затёкшие пальцы и совершенно походя наиграл сложнейшую тему из Щедрина. С той стороны линии донёсся облегчённый выдох.

— Мы вам можем ещё чем-нибудь помочь? Благодарим за использование продуктов компании Абоби Хьюман Софт и приносим извинения за доставленные неудобства, вызванные сбоем программы. Всего доброго.

Не прошло и мгновения, как телефон снова зазвонил.

— Пожалуйста,— сообщил робот,— оцените по пятибалльной системе качество оказанной вам услуги.

Вместо ответа Арсений поднёс раструб к микрофону гаджета и заиграл переложенную для трубы саксофонную партию из "Take Five".

— Благодарим за сотрудничество,— ответил бот, но связь не оборвалась, Арсений продолжал играть, а механический голос из нутра смартфона стал выдавать в такт композиции размеренные "раз-два-три — раз-два, раз-два-три — раз-два"...

Так они некоторое время и играли-считали вместе, два пост-музыканта эпохи пост-человечества.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now