Андрей Демидов

роды / сражённый / маловероятный / кóза / помещаться / подарок

 

ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ

 

Была у Гвидо коза. Звал он её Кóза Востра, особенно в присутствии жены, чтобы всячески дистанцироваться от животного. Ну и в напоминание о том постыдном случае, когда ему, российскому фермеру, эта остророгая тварь чуть не проткнула его итальянскую печень. Это случилось во время переезда сюда, под Переславль. После определённых приключений с майнингом кóза коинов в подвалах Монделло брачный союз с иностранкой, переезд и резкая смена занятий уже не казались нонсенсом. Вести хозяйство на новом месте было достаточно просто, обстоятельства скорее шли навстречу. Мешало очень немногое. В его жизни были две настоящие страсти. Со знаком минус — собственно, коза. Со знаком плюс — жена. Первую он ненавидел. Второй прощал все прихоти, в частности, этот странный подарок в виде парнокопытного ему, фермеру, который занимается не добычей молока, а вообще-то, разведением виноградных улиток.

Да, у Гвидо была не только коза, но и несколько тысяч улиток, ну или чуть больше или чуть меньше, поди пойми, сколько их там... Зимой всё фермерское хозяйство запросто помещалось в паре теплиц, а вот летом живность охотно расползалась по огороду. В тёплое время года Гвидо не приветствовал никакого целлофана, и моллюски стадами путешествовали по малиннику, а особенно любили щавель.

 

Как, собственно, и коза.

 

И всё бы шло гладко, если бы это рогатое существо однажды не узнало, что оно на самом деле плотоядное.

 

Страшный хруст поедаемых вместе с травой ракушек не давал Гвидо спать. Коза чуяла недоброе и в светлое время суток тщательно хоронилась в зарослях, а на охоту выходила с первой звездой.

 

Млекопитающее стремительно сокращало поголовье брюхоногих, и изначально маловероятный сценарий «козье рагу в белом соусе» (подарок же!) с каждым днём становился существенно более реальным, чем «escargots de bourgogne».

 

Но вот оно, действие игры в ночной крекер: в тот момент, когда Гвидо, человек отнюдь не кровожадный, но всё же рассчётливый, вынул ножик из кармана с намерением устроить животному... гм... побег, вышел и месяц из тумана и высветил... гармонию двух огромных завивающихся рогов-раковин на голове козы, в которые с течением времени превратилось её некогда грозное оружие под воздействием съеденных тонн кальция.

 

— Фибоначчи!...— выдохнул, сражённый увиденным, Гвидо и рухнул навзничь. До самого утра, когда обморок уже перешёл в сон, он всё прикидывал, сколько центнеров с гектара можно получать, если возделывать козлов вместо улиток. Ну или коз, в родах русского языка Гвидо и наяву путался.

 

На этот раз его сну в огороде ничто кроме лёгкой измороси не мешало.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now