Фарход Ниязов

монтаж / загадочный / асфальтоукладчик / речитатив / морозный / обороноспособность

РЕЖИССЁР

В тот морозный январский день, точнее в ночь, ему позвонили. После всех праздников, которые его не касались, потому что он завершал монтаж своего последнего фильма и не спал последние недели, ему уже ничего не надо было: ни оливье, ни шампанского, и даже любимые мандаринки казались бомбочками из Angry Birds, готовыми разорвать его измученную душу, если он их проглотит. Но международный протяжный и настойчивый звонок будил всех и вся. И на то была веская причина. На том конце линии с американским английским, а точнее, калифорнийским акцентом коротко проговорили стандартную фразу: «Мистер режиссер, с вами будет говорить режиссер С.С., оставайтесь на линии». Он забыл все что знал в языке Шекспира и ответил коротко «Спасибо, ой, sorry. Thank you!”. Перед глазами пролетели все годы труда и творчества, все что привело его к этому заветному моменту… 


Ему повезло в жизни. Он всегда знал свое предназначение – «Снимать кино: большое, красивое и чтобы зрители в нем жили, по настоящему». Началось с самого раннего детства. Первая осознанная просьба к папе с мамой лет в 5 или 6: «Купите мне кинокамеру, я хочу снимать все что вижу вокруг себя”. Родители долго сопротивлялись полагая, что это детский и несерьёзный интерес, который со временем пройдет как и другие капризы ребенка. Но видя, как их ребенок каждый раз конструирует загадочным образом из подручных материалов различные фото, видео, аудио приборы, родители сдались. В очередной свой «визит» Дед мороз внял просьбам мальчугана и оставил под елкой настоящий Sony Handycam. Что тут началось…Наш герой просыпался и ложился с камерой. Снималось все подряд. Сестра старалась избегать назойливого документалиста, мама отбирала камеру, чтобы сынок поел сам, а не снимал семью во время трапезы, папа при этом радовался, что это цифровик, думая про себя: «Хорошо, что мы живем в век цифровых технологий, у меня не хватило бы зарплаты покупать ему пленки». 


Все школьные концерты, собрания и праздники, не обходились без нашего оператора-режиссера-сценариста. Все знали, ничто не пролетит мимо зоркой камеры лучшего «документалиста жизни» и все от мала до велика прочили ему красную дорожку и Оскара.
В армии повезло меньше. Стройбат – не самое лучшее место для творчества. Свою камеру привезти не разрешили, а та, что пылилась у штабных начальников годилась только для удержания плакатов «боевых листков», которые он создавал каждую пятницу для всей роты. «Это своеобразные сценарии и отличная закалка для моего будущего широкоэкранного фильма», говорил про себя наш герой, и речитативом вслух сопровождал свое творчество, мечтая о большом экране. 


Мечты прервал отборный мат. «И долго ты таким образом собираешься укреплять обороноспособность страны? - кричал прапорщик, «Заканчивай свое художество, займись полезным делом». Он вручил ключи от асфальтоукладчика в руки режиссера и приказал работать отсюда и до заката. «Ты меня еще поблагодаришь, когда в Голливуде будешь работать массовиком-затейником или в лучшем случае водителем» продолжал подтрунивать пузатый вояка с одной маленькой звездой на погоне. Это потом, в будущем он поймет, что езда на медленном и тяжелом транспортном средстве подскажет ему оригинальный способ съемок, а пока под запах гудрона, копоти и свежего асфальта, режиссер выкладывал дорогу для стартовой площадки кораблей, призванных бороздить космос. Полеты на орбиту, которые он обязательным образом сопровождал выдуманной съемкой, лягут в его успешный кинопроект. 


После армии был огромный голод на съемки. Сослуживцы разъезжались по домам с дембельскими альбомами, а режиссер вез кучу сценариев, «написанных» в голове за два года службы. Самое важнейшее искусство стало образом жизни, порой перемешиваясь между экранной и реальной. Переезды, съемки, знакомства, расставания…и фильмы, много, разных. Что впереди? «Лев, Ветвь, Глобус, Медведь»…Устремления несли не просто к статуэтке с обоюдоострым мечом в руках, в голове который год крутился сценарий достойный внимания киноакадемиков и масштаба самой главной площадки индустрии киноискусства мира. 


Самолет приземлился мягко, но это не помогло справиться с волнением…Весь полет пересказывал сам себе сценарий собственной жизни и строил кадры нового проекта. Бирюзовое глубокое калифорнийское небо и палящее солнце приободрили. Убеленный сединой, но с военной статью таксист, заказанный киностудией специально для нового гостя, долго вглядывался через зеркало и несколько раз оборачивался, не понимая, что с ним происходит… В конце концов, не вытерпев, он спросил «Вы служили? Часть и город помните?» 


Прапорщик в отставке со слезами провожая гостя все приговаривал, вытирая слезы «Я всегда знал, что он будет отличным режиссером».

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now