Андрей Демидов

 

Карпов / связать / пустота / ссора / Египет / Эйнштейн

 

ТРИ ТЫСЯЧИ СТО СОРОК

 

Человек должен радовать себя как минимум семь раз в день. Если этого не делать, душа скажет гуд бай и прости прощай, туловище.

Почему семь, а не девять, не три, не один, если это, скажем, такой раз, что всем разам раз?

Ритмично перепрыгивая через свежераздродбленные бордюры, Карлов пытается вспомнить, когда же их установили. Да, это было в прошлом году, накануне отъезда в Египет. За "цепкую память" его все называют Карповым. (На самом деле причиной прозвищу является элементарная описка в ведомости, память у Карлова-Карпова распростирается не шире нескольких синапсов — пустот беспамятсва, которые связывают нейроны друг с другом,— как он сам на эту тему шутит).

Вот и сейчас он запросто, по первому звуку отбойного молотка, отвлекается от своих размышлений про семь раз, которые внедрил у его голову бородатый приятель, ссылавшийся на старцев какой-то конкретной пустыни. Про то, как не раздробить собственное триединство, душу, разум и тело... Или это было четыреединство?.. Нет, речь точно шла о трёх ингредиентах.

Итак, чтобы были в норме три, надо семь.

Ну хорошо, вот этот нескончаемый стрёкот асфальтодробилки — радость! (Радость слуха, радость держания себя в радостном состоянии!). Карлов понимает, что немного кривит душой, но продолжает считать. Ссора с Авдеевой. Это же прекрасная возможность помириться! Да уж. Шансов на то, чтобы этот повод для радости стал "всем поводам поводом", на самом деле не много: внешность у Карлова, как он сам считает, соревнуется с обликом его знаменитого тёзки из немого кино. Но это же чётко тянет на (какая это была цифра?) новую радость: "страшный – значит, в нём больше мужской харизмы" (это он подслушал вчера в метро).

Кстати, вот и метро.

Теперь надо срочно залезть в интернет и справиться там про количество.

Айн момент.

(Плюс один! – реклама бесит... и вот уже не бесит, а, типа, "радует")

 

Карлов понимает, что всё это как-то мелкотравчато. Такими радостями душу не удержать.

Не понятно, почему Карлов вдруг озабочен удержанием души. По всем признакам, его физическое благолепие, возможно, и не находит немедленного отклика в сердцах Авдеевой, Ботяевой, Ванюшиной, и далее по буквам алфавита, но вот прохожие собаки, йоги и музыканты чётко различают в свечении его ауры и динамический диапазон, и плавность переходов цветов...

 

Помощь всемирного разума тем временем даёт противоречивые результаты.

Три (оформленные в виде пафосной открытки с карамельным рисунком).

Пять (Карлов едва не заснул, выуживая эти пять из вводной статьи какого-то ведического сайта).

Варианты соревнуются друг с другом в выспренности.

Какая разница. Карпов теряет интерес к этому упражнению, переключает айфон в режим плеера и закрывает глаза. И там, и там — давно вожделенная и скачанная лишь вчера опера Филиппа Гласса "Эйнштейн на пляже".

Солисты поют:

Один – два – три – четыре
Один – два – три – четыре – пять – шесть
Один – два – три – четыре – пять – шесть – семь – восемь
Пять тысяч сорок три
Девять
Двести двенадцать
Один
Девятьсот
Девятьсот тысяч
Девятьсот тысяч восемьсот шестьдесят три...

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now